16+
Пятница, 2 декабря 2022
  • BRENT $ 85.48 / ₽ 5227
  • RTS1123.63
28 сентября 2022, 23:44 Политика

Диверсия против «Северного потока» как первый акт «инфраструктурной гибридной войны». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Можно предположить, что диверсии против критически важных объектов в нынешней политической ситуации будут продолжаться. Урегулирование подобных атак может быть только политическим. Или вовсе никаким

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Генпрокуратура возбудила дело об акте международного терроризма после повреждений на газопроводах «Северный поток». Ведомство сообщило, что в результате умышленных действий России причинен значительный экономический ущерб. А в МИД РФ заявили, что президент США Джо Байден теперь обязан ответить, реализовал ли он свою угрозу «покончить с «Северным потоком» и имеют ли США отношение к авариям. Какие политические последствия будет иметь происшествие на дне Балтики?

По горячим следам после подрыва двух газопроводов «Северный поток» на Западе звучали отдельные голоса, которые, рассуждая о разных версиях и мотивах, стоящих за диверсией, даже успели поздравить Америку с тем, что она наконец уничтожила российский проект, с которым боролась еще до начала боевых действий на Украине. Эти несдержанные оговорки стали поводом для МИД России вспомнить о том, как в начале февраля текущего года Байден действительно говорил, что «Северный поток» будет уничтожен, если Россия вторгнется на Украину. Однако довольно быстро линия поведения в Европе стала выправляться: большинство рассуждений европейских политиков сейчас так или иначе крутятся вокруг мысли о том, что за диверсией непременно должна быть «рука Москвы». Просто потому, что ее не может не быть. Осталось только это доказать и уяснить мотивы таких действий. Пока ни того ни другого не просматривается.

А если рассуждать согласно еще заведенной древними римлянами логике, а именно отталкиваясь от того, кому это выгодно, то сразу напрашивается целый ряд тезисов, на которые в Европе сейчас наложено табу. Потому что чисто теоретически это выгодно, например, Украине, через которую еще сохраняются поставки газа в Европу и которая ранее не раз выражала недовольство тем, что Германия сохраняла экономические отношения с Россией на базе импорта газа. Но на Украину, разумеется, никто пальцем показать сейчас не посмеет. Опять же, теоретически диверсия выгодна полякам, которые перестали покупать газ у «Газпрома» и стали покупать у норвежцев и которые тоже критиковали Берлин за сохранение остатков экономических связей с Москвой. Можно и еще найти много тех, кому было бы выгодно, чтобы «Северного потока» не стало. Да хоть тем же норвежцам, которые теперь вышли на первое место по объемам газовых поставок в ЕС, обойдя «Газпром».

Наличие выгоды у кого-либо, разумеется, не означает, что этот выгодоприобретатель и есть диверсант. Пока для конкретных обвинений нет доказательств, а есть лишь домыслы. А домыслы политически безболезненно в ЕС можно выдвигать именно против Москвы. Рациональные мотивы России в разрушении структуры, на строительство которой были потрачены миллиарды долларов, пока не просматриваются. Разве что если предположить, что такими диверсантами полностью овладел деструктивно-суицидальный синдром и они все руководствуются лозунгом «Cгорел сарай — гори и хата!». Но в этом нет прагматики. К тому же уничтожение трубопровода выбивает, по идее, из рук Москвы тот самый козырь, в злоупотреблении которым ее обвиняет Европа: мол, идет газовый шантаж. Но теперь, раз нет трубы, нет и шантажа. Вопрос закрыт. А через «Турецкий поток» на юге или через Украину российский газ преимущественно идет тем странам, с которыми она и так не хотела бы портить до конца отношения.

Запущена версия, опубликованная британской The Times, согласно которой коварные русские еще несколько месяцев назад спланировали подрыв газопроводов, отправив на место подводный дрон со взрывчаткой, притом что несколько месяцев назад перспектива полного прекращения поставок по «Северному потоку» еще не вполне была обозначена.

Почти очевидно, что расследование, проводимое европейцами, будет направлено на то, чтобы найти хотя бы какие-нибудь подтверждения версии причастности русских к диверсии. Все остальные версии заранее отпадают по политическим причинам. В немецкой и американской прессе в таком контексте, создаваемом двусмысленными заявлениями-намеками лидеров ЕС и НАТО, в том числе о некоей неуточняемой «активности русских в Балтийском море», появились утечки, указывающие, что еще несколько недель назад разведка США якобы предупреждала Берлин о возможности диверсий против газопроводов как части «энергетической войны». В свою очередь, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что «Газпром», являющийся собственником газопровода, будет настаивать на участии в расследовании. Однако представить себе такое в нынешних условиях санкционного противостояния затруднительно.

Зато легко можно представить, что диверсии против критически важных объектов инфраструктуры отныне могут стать неотъемлемой частью гибридной войны. Причем диверсия против газопровода с экономическим ущербом не на один десяток миллиардов долларов, совершенная сравнительно легко и явно совсем не задорого, может подтолкнуть участников военных конфликтов ко все новым и новым подобным атакам. Против трубопроводов, мостов, теплоэлектроцентралей, атомных электростанций, наконец. Противостоять им военными методами в условиях насыщенности современной экономики такими критическими объектами практически невозможно — не хватит никаких армий. Урегулирование «инфраструктурных гибридных войн» может быть только политическим. Или не быть никаким с перспективой нанесения опустошающего ущерба экономикам задействованных в таких конфликтах стран.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию