16+
Понедельник, 4 июля 2022
  • BRENT $ 111.25 / ₽ 0
  • RTS1276.55
13 мая 2022, 08:00 Недвижимость

Архитектурные конкурсы: форма останется прежней, но как изменится содержание?

Лента новостей

Важны ли архитектурные конкурсы на сегодняшний день? Растет ли профессионализм компаний-заказчиков и являются ли для них конкурсы реальной потребностью, а не просто данью моде?

Фото: пресс-служба

Девелоперская компания Vos’hod предложила студентам Британской высшей школы дизайна принять участие в реставрации Центрального телеграфа* и представить нестандартные идеи для организации общественных пространств этого резонансного проекта.

Все последние годы Центральный телеграф использовался как офисный центр, населенный мелкими арендаторами, не соответствующими ни масштабу здания, ни самой центральной локации. Архитектурная концепция реставрации и приспособления к современному использованию, разработанная архитектурным бюро David Chipperfield Architects по заказу девелоперской компании Vos’hod, призвана возродить для Москвы ее Центральный телеграф. Новой столичной точкой притяжения станет внутренний двор проекта, организацию которого Vos’hod решила поручить студентам Британки. Одним из ключевых условий задания является сохранение аутентичности места: пространство обязательно должно подчеркивать связь времен, отсылая гостей к историческому прошлому Телеграфа.

«Мы рады быть причастными к проекту возрождения Центрального телеграфа и работать над такой амбициозной и важной для города задачей. В рамках коллаборации студенты Британки предложат свои концепции по дизайну торговых галерей, арт-пространств, внутреннего двора, мест для отдыха и досуга. Уверена, что участие в таких проектах важно как для молодых начинающих специалистов, так и для компаний, реализующих социально значимые для городской среды проекты», — считает куратор проекта и образовательной программы «Дизайн интерьера» Британской высшей школы дизайна Елена Бабкина.

Фото: пресс-служба

Совместная работа компании Vos’hod и студентов Британки вроде бы будет осуществляться вне конкурсных процедур, так что строчки об участии в архитектурном конкурсе в резюме участников образовательной программы «Дизайн интерьера» не появится. Однако сложности последних лет не заставили девелоперов совсем забыть о конкурсах. Например, ГК «Омакульма» объявила конкурс на лучшее архитектурное решение своего пилотного на рынке ИЖС проекта «Омакульма — Юкки» в одноименном предместье к северу от Петербурга. Конкурс, который, кстати, проходит среди студентов старших курсов профильных вузов, объявлен по трем номинациям: эскиз планировки территории МЖК; эскиз и планировочные решения дома площадью 240 квадратных метров с учетом сложного рельефа; эскиз и планировочные решения двух сблокированных домов площадью до 140 квадратных метров каждый. Как считают в компании, конкурс — это возможность создать по 214-ФЗ пилотный проект современного малоэтажного жилого комплекса и задать эстетические, технологические и функциональные параметры «зеленого» строительства в целом, от планировки объектов до благоустройства прилегающих территорий и формирования креативных и актуальных общественных пространств.

А конкурс, объявленный компанией GloraX, был ориентирован на профессионалов со стажем, ведь речь шла о создании мастер-плана целого района Нижнего Новгорода. Комплексное развитие территории по Черниговской улице, от Мельничного переулка до Молитовского моста, включает жилые дома, наземные паркинги, объекты коммерческого назначения, школы и детские сады, фитнес-центр — всего около 400 тысяч квадратных метров вдоль правого берега Оки. Также предусмотрено обустройство нового парка и общественных пространств, которые будут увязаны с прогулочной зоной и спуском к воде. Победителем конкурса стало архитектурное бюро «Остоженка», и, как отмечают в GloraX, «благодаря сотрудничеству с топовым бюро, которое ранее работало с реконструкцией исторических зданий и целых кварталов в Москве, мы сможем гармонично вписать новый проект в существующую городскую среду».

И все-таки, время ли сейчас для конкурсов? Так ли они важны, чтобы в сегодняшних обстоятельствах тратить время, силы, средства на их проведение? Растет ли профессионализм компаний-заказчиков и являются ли для них конкурсы реальной потребностью, а не просто данью моде? Начнут ли конкурсы недалекого будущего ставить перед участниками какие-то новые задачи и вообще будут ли они выглядеть иначе, чем все предыдущие?

Константин Пороцкий, управляющий партнер ГК «Омакульма»

«Мы объявили конкурс, чтобы иметь так называемый second opinion, «иное мнение», расширить собственный кругозор и получить обратную связь от максимально широкого круга специалистов, включая молодых: в студенческой среде множество «летящих», светлых мыслей, которыми профессиональное сообщество может и не обладать. Слишком профессиональное мнение порой отличается зашоренностью, там много шаблонов, наработанных опытом. В них нет ничего плохого, это надежно и понятно, однако мы хотим идейного прорыва, на основе которого и при участии носителей этих идей намерены создавать проект. Профессионализм заказчиков очевидно растет, и в приоритете у них все требования разом: заказчики, тем более сейчас, в ситуации многозадачности, находятся в поисках баланса. Задача сохранить или даже повысить маржинальность (что очень интересует банки, кредитующие строительство) ставит вопросы себестоимости. Архитектура, помимо функциональных задач, решает и эстетические, прямо связанные с местом реализации проекта, что в итоге дает маркетинговые преимущества. Место определяет инфраструктуру, на рынке ИЖС это особенно ощущается: в отличие от городской застройки, здесь куда больше нюансов и затрат в пересчете на метр улучшений и так далее. Хороший проект это всегда оптимальный баланс множества разнообразных факторов. В рамках собственного конкурса мы стараемся максимально погружать претендентов в нюансы «Омакульма Юкки», но ограничений тем не менее не ставим, чтобы получить чистые прогрессивные идеи. Это, кстати, одна из причин интереса к конкурсу широта полномочий, свобода творчества. Но, и это вторая причина, творчества в конкретном месте: ведь Юкки престижное петербургское предместье, рядом курорты с дорогим спросом и предложением. Сам участок с богатым разнообразным ландшафтом, перепадами высот до 30 метров, что редкость для окрестностей Петербурга, и нужно не только сохранить все его преимущества, но и максимально вписать в него застройку со всеми новейшими технологиями, материалами и инженерией. Уникальность, нестандартность, эксклюзивность проекта, безусловно, привлекает. По моему мнению, конкурсы ближайшего времени начнут обретать подобные черты они будут интересными. Заказчик, решивший объявить конкурс, будет, мне кажется, упирать на уникальность своего проекта, интересные ходы, нетривиальные задачи».

Павел Гаврилов, вице-президент блока создания проектов компании GloraX

«Конкурсная практика позволяет достичь максимальных результатов в совместной работе между заказчиком, архитектором, городом, обществом. Конкурс, безусловно, затратный процесс как с точки зрения финансирования, так и с точки зрения сроков реализации проекта в целом, он требует дополнительной работы проектной команды. И все же наше глубокое убеждение, что даже закрытый конкурс это сильный инструмент поиска наилучших архитектурных решений для знаковых проектов. Мы всегда приглашаем несколько сильных команд, это могут быть как именитые и известные бюро, так и молодые команды, так что в процессе конкурса рождается высокая конкуренция. Отчасти интерес со стороны архитекторов связан со знаковостью площадок, отчасти с тем, что GloraX реализует амбициозные проекты и всегда доводит дело до конца, а для архитектора очень важно, чтобы его идея была воплощена в жизнь. Современный девелопмент это высококонкурентная среда, клиент стал более избирательным и требовательным. И финансово успешного проекта не может быть без продуманной эргономики, функционального наполнения, эстетики. Это симбиоз всех параметров, в том числе стоимости реализации, в текущей ситуации этот вопрос тем более актуален. В обозримом будущем конкурсы будут проводиться среди российских бюро, поэтому нам стоит ожидать дальнейшего повышения конкуренции внутри страны. Заказчик будет заранее устанавливать весьма высокую планку качества, это подтолкнет российские архитектурные бюро предлагать более востребованный и концептуально подходящий клиенту продукт. Думаю, в скором времени стоит ожидать появления молодых талантливых архитектурных бюро, потому что сейчас у рынка девелопмента есть особенно острая потребность в развитии и улучшении продукта».

Александра Мамохина, директор по стратегическому маркетингу и продукту компании Level Group

«Только в условиях здоровой конкуренции возможно создание наиболее качественного продукта. При рассмотрении нескольких предложений одновременно становятся наиболее очевидны все плюсы и минусы той или иной концепции, что в свою очередь позволяет нам сконцентрироваться на оптимальном проекте и реализовывать его преимущества на конкретном участке. Также стоить заметить, что конкурс — это всегда дополнительный стимул для подрядчика, чтобы проявить свою заинтересованность за счет качества и эффективности проекта; без такого отбора мотивация значительно уменьшится, а вслед за ней, надо полагать, снизится и качество подачи. Комплекс требований со стороны заказчика остается прежним, и запросы к проектам все так же высоки. Ничто не освобождает нас от ответственности создавать оптимальный по стоимости, функционально продуманный и внешне уникальный продукт со своей оригинальной эстетикой, который будет востребован на современном рынке. Наша миссия, впрочем, как и миссия любого девелопера, — это создание комфортной среды для проживания в мегаполисе. Возможность внести свой вклад в формирование городского облика это уже большая удача. В конце концов, та среда, которую мы создаем, влияет в дальнейшем как на сознание каждого ее обитателя, так и на уровень жизни в целом. Конечно, многое зависит и от самого заказчика, от привлекательности условий конкурса, от положения и статуса компании на рынке, от сегмента, класса и еще множества деталей вплоть до расположения участка и его исторического контекста. Однако первоочередным стимулом к участию в конкурсах должно служить желание авторов участвовать в развитии нашего города и презентовать свое видение его перспектив. С этой точки зрения ни суть конкурсов, ни вся конкурсная в будущем система сильных изменений не претерпит. По всей вероятности, после приостановки работы в России некоторых западных коллективов (таких как Zaha, OMA, MVRDV, Herzog & de Meuron) фокус крупных застройщиков будет оправданно смещен на отечественные бюро. Тем не менее требования к подрядчикам останутся на прежнем уровне, а, возможно, даже станут выше в части уникальности проектов с точки зрения выразительности архитектурных приемов, экономической эффективности. В любом случае, конкурсы останутся хорошей возможностью для архитекторов, чтобы заявить о себе, что особенно актуально в нынешних условиях. Ведь как бы тривиально это не звучало, каждый условный кризис это время не только для оптимизации ресурсов, но и поиска альтернативных возможностей и новых путей развития».

Александр Лагутов, директор департамента разработки продукта компании Sminex

«Текущая ситуация не влияет на решение проводить конкурсы или выбирать знакомого девелоперу проектировщика. Обе стратегии имеют право на жизнь. В первом случае заказчик выбирает среди готовых решений, во втором ориентируется на портфолио или опыт работы с тем или иным бюро. Безусловно, первый вариант более комфортный, он дает больше гарантий на получение оптимального результата. Поэтому, на мой взгляд, девелоперы продолжат проводить конкурсы в том же объеме, что и раньше. Что касается интереса проектировщиков к участию в конкурсах, то существуют три основных подхода. Первый — участие во всех конкурсах, второй — отказ от такого формата в принципе, третий — участие при определенных условиях. Если первые две позиции понятны, то третья предполагает целый спектр возможных вариантов. Например, некоторые бюро готовы участвовать в конкурсах по крупным или знаковым проектам, а по рядовым — нет. Иногда проектные организации соглашаются участвовать, когда узнают, что среди претендентов нет нежелательного для них конкурента. Существуют бюро, готовые сотрудничать лишь с определенными девелоперами, с теми, с кем сформировалась высокая степень взаимопонимания, так шансы выиграть конкурс повышаются. Если проектировщики ничего не знают о компании-заказчике, они могут принять решение потратить свой ресурс как-то иначе. Московские архитектурные бюро работают в рамках всех трех сценариев. Безусловно, каждое из них хочет, чтобы его выбрали без конкурса. Заказчик же зачастую стремится принять решение на основе конкретного результата, а не опыта или портфолио проектировщика. Если рассуждать о том, как изменятся сами конкурсы, здесь есть два основных момента. Во-первых, уходят международные участники. Во-вторых, меняется ситуация с поставками материалов. Например, сейчас Sminex при проектировании комфортной и престижной среды для жизни прорабатывает два варианта: оптимальный на взгляд архитектора и альтернативный — аналог из дружественных стран. Мы все еще верим в итальянский камень или немецкий кирпич и видим, что при определенных усилиях использовать эти материалы на проектах возможно. Это не означает, что альтернативное предложение будет уступать привычным европейским материалам, которые исторически прижились на нашем рынке. Интересные породы добывают по всему миру, они не сосредоточены в нескольких странах. Люди привыкли искать под фонарем — это естественный процесс. Но если фонарь разбили, необходимо искать в другом месте».

Константин Авксентьев, директор управления по архитектуре компании ASTERUS

«В сфере девелопмента именно конкурсная процедура позволяет определить остроту мысли архитектурного бюро в условиях конкретного места, времени, текущих рыночных условий. Состязательность мотивирует участников на создание максимально эффектных решений в творческой части и эффективных с точки зрения экономики. Конкурс — это некий маркетинговый разогрев, предпроектная стадия, которая может дать понимание запросов целевой аудитории и важных составляющих, которые затем закладываются в девелоперский проект. Выбирая по душе, мы ориентируемся на уже реализованный опыт, но упускаем возможность создать что-то оригинальное и инновационное в смысле архитектурного языка, которое впоследствии может стать ориентиром для рынка. Любой сложный продукт с множеством критериев оценки может и должен формироваться на конкурсной основе. Особенно это относится к знаковым объектам общественного назначения, призванным повысить качество городской среды. В приоритете у заказчика создание комплексного уникального продукта, где есть баланс всех составляющих: архитектурного решения, продуктовых характеристик, экономики проекта. Очень важно закладывать это в ТЗ, чтобы потом максимально четко оценить работу по всем критериям. Например, требования по наполненности проекта социальной инфраструктурой вырастают из финансовых параметров, в то время как эстетика — авторское решение. Но, как правило, по итогам конкурса мы получаем неоднозначный результат: кто-то выстрелил с точки зрения креатива, кто-то — экономики, кто-то — проектной суперкоманды. Поэтому самое сложное для девелопера — выбрать наиболее сбалансированный вариант. Следует отметить, что профессионализм заказчика начинается с умения определить потенциал места. Иными словами, почувствовать то, что называется genius loci [гений места] и заложить в локацию все функции ее наилучшего использования — пространственные формы через архитектуру, экономику через финансовую составляющую жизненного цикла объекта недвижимости и так далее. Понимание диапазона возможных решений в увязке с себестоимостью проекта, безусловно, указывает на степень профессионализма заказчика. Исходя из соображений целесообразности, конкурс может быть открытым для всех желающих или проводиться между ограниченным кругом участников, по приглашению. Если ротировать критерии интереса к нему со стороны потенциальных участников, то это локация проекта, его назначение и функционал, количественные показатели по себестоимости строительства, в частности, фасада, а также качественные показатели по нише продукта. Немаловажным являются и такие критерии, как сроки, уровень гонорара и его адекватность рыночному прайсу, престижность проекта и репутация девелопера. После победы в конкурсе многие архитекторы привлекаются на проектирование, а это возможность зарекомендовать себя как надежного подрядчика, поэтому молодые компании выкладываются по полной. Крупные именитые бюро часто ориентированы на прямые заказы и в конкурсах участвовать не хотят».

Конкурс 1418 года на проект купола флорентийского собора и конкурсы XXI века на проекты различных ЖК в Москве при всей разности объектов имеют один и тот же механизм — конкурентную борьбу, нацеленную на предоставление наилучшего решения по ряду критериев, подчеркивает Константин Авксентьев. «Как инструмент это, безусловно, сохранится, но изменения будут. Сейчас отвалилась часть международных участников, поэтому изменения в географии предполагаемых стран-конкурсантов очевидны. Для российских архитекторов появится больше возможностей получать передовые проекты. На архитектурном рынке России и так все неплохо, а внутренняя конкуренция только усилит его», — считает эксперт.

По его мнению, под влиянием макроэкономики, скорее всего, ужесточатся требования к бюджетированию проектов, сузится диапазон продуктовых ниш. Подорожавшая себестоимость строительства будет диктовать как оптимизацию объемно-планировочных решений, так и детали отделки интерьера и экстерьера. Состязание будет вестись на выигрыш доли процента в соотношении продаваемой площади к так называемой суммарной поэтажной площади в габаритах наружных стен. «При этом конкурсы на объекты премиального класса, скорее всего, минимально сдвинутся по требованиям и структуре, во времена кризисов люкс парадоксальным образом стабилен», — напоминает Константин Авксентьев.

А что думает о конкурсах другая сторона — сами их участники-архитекторы? Продолжают ли они считать творческие соревнования важными и нужными и ждут ли каких-то важных перемен в форме и содержании архитектурных конкурсов?

Николай Миловидов, руководитель архитектурного бюро UNKCI

«Задача творческого конкурса в том и состоит, чтобы можно было посмотреть несколько возможных вариантов реализации технического задания и выбрать таким образом подходящую команду проектировщиков. Соответственно, заказчик готов заплатить деньги за то, чтобы увидеть, что разные архитекторы могут ему предложить в первом приближении. Особенно, если мы говорим о закрытом формате конкурса: тогда заранее выбирается несколько участников, длина списка ограничивается либо щедростью заказчика (участие скольких компаний он готов хотя бы формально оплатить), либо желанием посмотреть максимальную или минимальную развертку по возможным вариантам концепции. Обычно речь идет о четырех-пяти компаниях, и ими список строго ограничен. Этого достаточно для того, чтобы посмотреть и выбрать подходящую команду. Тем более заказчик изначально приглашает тех, кто ему предварительно подходит по портфолио, стилистике и так далее. Открытые творческие конкурсы в наше время — это дикая редкость. Все конкурсы, проводимые в последнее время, в том числе, в которых мы участвовали,— это конкурсы закрытого формата, где заказчик четко представляет, из кого он хочет выбрать. Полагаю, текущая ситуация в России не изменит отношения к творческим конкурсам: те, кто выбирает конкурсный формат, — это люди, стремящиеся гарантированно получить команду архитекторов, подходящих им по духу и представлению о прекрасном. Поэтому такие конкурсы — это не сражение портфолио или коммерческих предложений, они изначально ориентированы на творческий подход. Вопрос только в том, сколько внимания будет уделяться финансовой составляющей продукта, который предлагают участники конкурса, насколько дешевле можно выполнить те или иные решения при прочих равных. Однако этот фактор также не влияет на структуру конкурса, потому что при составлении технического задания заказчик прописывает такой параметр, как предел бюджета. То есть, повторю, форма выбора архитектурной команды с помощью творческого конкурса не подвержена никаким влияниям».

Леонид Зайдефтер, коммерческий директор архитектурной студии IND architects

«Сегодня вопрос городской архитектуры и мастер-планирования стоит довольно остро. Хорошо видны результаты точечного подхода, который использовался ранее, когда архитектурные решения не сочетаются друг с другом или же не рассчитана нагрузка на социальные учреждения и дорожную инфраструктуру. Вопрос согласования и одобрения решений находится на серьезном контроле у органов власти, и это одна из причин, по которой выбор архитектора проекта часто осуществляется путем проведения конкурса. Конечно, в рыночной экономике продукт имеет важное значение, а качественный продукт невозможен при отсутствии конкуренции. Конкурсы, конечно, не говорят о том, что кто-то хуже или лучше, просто они всегда позволяют выбрать лучшую идею для этого, конкретного раза. Причем профессиональные девелоперы проводят закрытые оплачиваемые конкурсы, куда приглашают архитекторов с подходящим опытом. Также играет роль медийность бюро — ведь имя архитектора затем используется при продвижении проекта. Раньше девелоперы часто приглашали именно иностранных архитекторов не потому, что российские хуже, а чтобы ассоциировать с проектом мировое имя опять же в целях продвижения продукта. С учетом текущей ситуации мы ожидаем переориентации спроса на внутренний рынок, так как качество проектирования у нас на очень высоком уровне. Заказчики всегда смотрят на работу комплексно, оценивая все факторы максимально полно. Недостаточно просто нарисовать красивую картинку, нужно уже на этапе проработки полностью понимать принципиальные решения, стоимость, сложности, пути выхода из них. Чем более комплексная экспертиза представлена на конкурсном проекте, тем больше шансов у архитекторов на победу. Уверен, что девелоперы будут продолжать проводить конкурсы. Ведь сделки с земельными участками проводятся, значит, услуги архитекторов будут востребованы».

Конечно, хотелось бы проявления уважительного профессионализма со стороны девелопера, продолжает эксперт. С его точки зрения, ярким положительным примером является недавний конкурс компании Asterus: он был ярко освещен в медиа, был организован вводный семинар для принимающих участие в конкурсе, озвучены и разъяснены цели и задачи проекта.

«Хотя в большинстве случаев предлагается оплата за участие в подобных конкурсах, она, конечно, не покрывает фактические расходы. Очень хотелось бы увеличения бюджета на креативный этап работы. За данную работу обычно предлагается 1,5-3 млн рублей, однако техническое задание часто бывает сложным и объемным, требующим привлечения дополнительных специалистов-смежников (например, макетчиков, команд для производства видеороликов), что делает фактическую себестоимость работы в полтора-два раза выше, чем вознаграждение за участие в конкурсе», — резюмирует Леонид Зайдефтер.

*Есть в распоряжении Business FM

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию