16+
Суббота, 25 сентября 2021
  • BRENT $ 78.07 / ₽ 5677
  • RTS1747.56
29 июля 2021, 21:22 Право

В деле Фургала появились угрозы свидетелям от «инопланетян»

Лента новостей

Довольно эмоциональным выдалось выступление экс-губернатора Хабаровского края в Первом апелляционном суде. Он настаивал, что уже не может уничтожить доказательства по делу, и с медицинской точностью разобрал каждый довод следствия в пользу продления ему ареста на срок свыше года. Однако решение устояло

Сергей Фургал.
Сергей Фургал. Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

Первый апелляционный суд признал законным решение Мосгорсуда о продлении свыше года срока ареста экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Он останется в СИЗО до 7 октября. На слушании обвиненный в организации заказных убийств политик демонстрировал уверенность в своей невиновности и утверждал, что против него ничего нет, кроме показаний единственного «косвенного свидетеля». Также он пожаловался на нарушение его прав, заявив, что следователи лишили его свиданий с родственниками и переписки.

«Этот бардак, это безобразие длится уже год. Я задаю следователям и судьям вопросы — что я тут делаю? Они плечами пожимают — мол, ситуация так сложилась», — посетовал заключенный.

«Захотят меня посадить, они посадят»

Сергея Фургала журналисты увидели сегодня впервые за долгие месяцы. Дело в том, что с июля 2020 года ему продляют срок ареста при закрытых дверях, — об этом обычно просят следователи и прокуроры, ссылаясь на безопасность участников процесса. Но в этот раз прессу известили, что слушание будет открытым, и журналисты попали в зал. Впрочем, ненадолго.

Пока ждали начала слушания, Фургал выдал целый ворох информации. По видеосвязи из «Лефортово» он дал наставления своей помощнице, обсуждая предстоящие выборы в Госдуму, куда планирует баллотироваться его старший сын Антон как самовыдвиженец: «Он идет как одномандатник, соответственно, и возможностей [у него] больше. Люди сами будут решать, у нас люди в Хабаровском крае очень грамотные. У нас там дураков нет», — сказал обвиняемый.

После этого плавно перешел к сути предъявленного ему обвинения в заказных убийствах. Причем в выражениях Фургал не стеснялся. «Я знаю, что я к этому непричастен, чего мне париться? С другой стороны, захотят меня посадить, они посадят. А буду я или нет переживать, это ничего не изменит», — сказал арестованный и задумчиво добавил: «То ли они завод до конца еще не забрали… Его забрать-то можно, но нужно документально оформить». Здесь подследственный, очевидно, имел в виду завод «Амурсталь». Именно с хозяйственным конфликтом вокруг этого предприятия Фургал и связывает в первую очередь свое уголовное преследование. Долей завода вместе с бывшей женой Фургала Ларисой Стародубовой владел заключивший сделку со следствием обвиняемый Николай Мистрюков. Находясь в «Лефортово», Мистрюков отдал ее другому партнеру — Павлу Бальскому. На сегодняшний день тот имеет практически 100-процентную долю в «Амурстали», но является ли этот человек конечным бенефициаром, неизвестно, говорил ранее Фургал в интервью газете «Коммерсантъ».

В суде же он принялся возмущаться тем, что слишком долго засиделся в СИЗО, знакомясь с 3 февраля с 74 томами уголовного дела. «74 тома — это вообще ни о чем. Ну сколько можно издеваться?» — задал Фургал риторический вопрос, а затем сказал, что каждый процесс для него становится сюрпризом. «В прошлый раз сижу, а мне говорят — у вас продление. Сейчас на прогулке гуляю — у вас суд. Да что ты будешь делать!» — отметил обвиняемый.

Также он возмутился тем, что следователь не явился на апелляцию, видимо, будучи уверенным в исходе дела. «Но вы меня хоть чуть-чуть уважайте, я же все же губернатор был!» — сказал Фургал и очень расстроился, когда прокурор Татьяна Минакова попросила закрыть процесс.

Угрозы свидетелям

Прокурор пояснила, что двое свидетелей ранее заявили об угрозах и им даже предоставили госзащиту. Именно на этом основании, сказала прокурор, и был закрыт процесс в Мосгорсуде, который 5 июля продлил Фургалу срок ареста свыше года — до 7 октября.

Защита назвала данный тезис безосновательным. Адвокаты упирали на то, что дело имеет большой общественный резонанс, а следствие до сих пор не установило источник угроз. От Фургала или его родных их точно не поступало, заверили адвокаты. Один из них, Борис Кожемякин, дал понять, что это были угрозы от некоего анонима по интернету. «В него может зайти любой гражданин России и даже инопланетянин и высказать какие-то угрозы», — сказал он.

Однако судебная коллегия нашла просьбу прокуратуры обоснованной «для обеспечения безопасности участников разбирательства». «Может быть, сразу осудить и расстрелять?» — отреагировал на решение судей Фургал, за что «заработал» замечание.

После этого слушание продолжилось в отсутствие прессы. Пятеро адвокатов Фургала просили отменить решение суда и перевести их клиента под домашний арест. Любопытно, что ряды защиты Фургала недавно пополнил бывший руководитель Главного следственного управления Следственного комитета Дмитрий Довгий, севший в 2009 году за коррупцию. Отсидев из девяти лет колонии шесть с половиной и освободившись условно-досрочно, он стал адвокатом.

«Я что, вырву листы, что ли, и съем их?»

Впрочем, и сам Фургал за год уже так поднаторел в юриспруденции, что мог дать фору любому из адвокатов. Арестованный, пришедший в политику из медицины, заявил, что непричастен к инкриминируемым преступлениям: организации покушения на убийство бизнесмена Александра Смольского, а также убийств предпринимателей Евгения Зори и Олега Булатова в 2004-2005 годах из-за хозяйственных споров.

«Когда мне предъявляли обвинения, некоторые пункты были для меня новостью. Я даже не понимал, о каких людях и о каких преступлениях идет речь», — заверил Фургал.

Он прошелся по каждому доводу следствия, которое добилось продления его ареста, утверждая, что на воле обвиняемый может уничтожить доказательства, скрыться от следствия, а также продолжить заниматься преступной деятельностью, так как «обладает значительными, обширными коррупционными связями, влиянием и материальными ресурсами».

«Следствие уже закончено, все доказательства собраны и лежат в томах уголовного дела, с которыми идет ознакомление. Я что, вырву листы, что ли, и съем их?» — задал вопрос обвиняемый.

Он отметил, что еще год назад следствие добилось ареста всего его имущества, включая зарплатную карту. Заявление о наличии «обширных коррупционных связей среди высших должностных лиц» Фургал и вовсе назвал клеветой.

«Приведите примеры, кого я коррумпировал и почему они находятся на свободе и на них не возбуждено никаких дел!» — потребовал он.

По словам Фургала, с 2005 года он неоднократно избирался на высокие госдолжности РФ — был депутатом Госдумы, председателем комитета Госдумы по охране здоровья, первым зампредседателя комитета по делам Федерации и региональной политике, губернатором Хабаровского края и действительным членом Госсовета. Всем назначениям предшествовали проверки по линии ФСБ и ФСО. «В них четко было написано, что Сергей Иванович не был замечен, не состоял, он полностью чист перед законом», — указал арестованный. А у нас сейчас что получается? Что все органы, отвечающие за безопасность страны, они были неправы и обманывали? О какой вообще преступной деятельности идет речь?» — негодовал подследственный.

Фургал заверил, что в случае перевода его под домашний арест, не имея загранпаспорта и других документов, он не может скрыться.

«Каким свидетелям я могу угрожать или угрожал? Свидетелей в деле нет!» — безапелляционно сказал он. При этом Фургал заявил, что в деле имеется лишь «один косвенный свидетель, которого привезли с зоны и который дал показания со слов какого-то человека», а также обвиняемый, «который признал вину и «сел» на так называемое досудебное соглашение [со следствием о сотрудничестве].

Ключевой свидетель обвинения и «досудебщик»

И хотя Фургал не назвал имен, было ясно, что в первом случае он имел в виду ключевого свидетеля обвинения — отсидевшего срок за вымогательство бывшего сотрудника хабаровского уголовного розыска Владимира Першина. По данным «Медузы», которая опубликовала выдержки из протоколов его допросов, тот дал показания на Фургала, ссылаясь на откровения бывшего его помощника во времена депутатства в Госдуме Андрея Карепова. Последний с ноября 2019 года находится под стражей наряду с двумя предполагаемыми исполнителями преступлений Маратом Кадаровым и Андреем Палеем.

По словам Першина, со слов Карепова ему известно, что именно Фургал и Мистрюков были организаторами нескольких заказных убийств. Последний якобы сообщил ему, что за убийство Зори исполнители получили по 40 тысяч долларов.

Сам Фургал в суде подверг критике показания Першина и Мистрюкова, подчеркнув, что «ни одного прямого свидетеля, который бы сказал, что слышал, видел и наблюдал, не существует».

В завершение же фигурант заявил, что по состоянию здоровья не может находиться в СИЗО, так как, находясь там, перенес «тяжеленную пневмонию», пробыв 50 дней в стационаре с коронавирусом.

«При этом меня поражает, что никто не хочет заниматься моим обследованием и лечением. Я в течение двух месяцев в СИЗО не могу попасть к врачу, потому что здесь очередь. Я испытываю колоссальнейшие напряжения и мучения», — сказал он.

Арестованный добавил, что следствие не разрешает ему переписываться с родственниками, отправлять и получать телеграммы, он лишен свиданий «и вообще каких бы то ни было контактов».

Напоследок он заметил, что следствие по делу продлено до декабря, а следователи не скрывают: завершать расследование они не заинтересованы до того, как пройдут выборы в Госдуму. «Это незаконно, несправедливо и нарушает все мыслимые и немыслимые права», — подытожил Фургал.

В ответ на эти доводы прокурор просила оставить решение об аресте без изменения, а апелляционную жалобу защиты — без удовлетворения. Татьяна Минакова, в частности, отметила, что мера пресечения была продлена Фургалу с учетом данных о его личности и здоровье. А если Фургал считает, что болезни не позволяют ему содержаться в СИЗО, то ему следует пройти медосвидетельствование. «Если он полагает, что есть основания для такового, то нужно действовать согласно инструкции», — сказала она.

Коллегия судей совещалась полчаса, а выйдя из совещательной комнаты, сочла решение Мосгорсуда законным. Покидая суд, защитники Сергея Фургала признались, что принятое решение не стало сюрпризом ни для них, ни для их подзащитного, который за год «уже насмотрелся на наше правосудие». Адвокаты не стали комментировать показания главного свидетеля обвинения, сославшись на подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Однако заверили, что очень надеются увидеть его в суде.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию