16+
Воскресенье, 14 июля 2024
  • BRENT $ 85.27 / ₽ 7482
  • RTS1067.47
24 января 2014, 16:58 Компании
Актуальная тема: Давос-2014

Андрей Костин: «Зачистка банков должна идти дальше»

Лента новостей

Интервью президента — председателя правления группы ВТБ Business FM

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

«Сегодня — время худеть», — так президент — председатель правления группы ВТБ Андрей Костин объяснил в интервью BusinessFM сокращение штата сотрудников группы.

Костин также рассказал, с чем был связан основной доклад ВТБ на Всемирном экономическом форуме в Давосе, и почему отзыв лицензий Центробанка России у банков должен продолжаться.

Одной из кулуарных тем форума стали события на Украине.

Кто участвовал во Всемирном экономическом форуме в Давосе в этом году? Какая повестка для группы ВТБ на форуме в отношении ваших клиентов, партнеров?
Андрей Костин: Здесь очень много и клиентов, и партнеров. На форуме традиционно присутствуют руководители большинства крупнейших мировых компаний, банков. Наш завтрак под эгидой ВТБ Капитал был посвящен проблеме инвестиций. Мы обсуждали ее в контексте предотвращения оттока капитала из страны, но вместе с тем и привлечения как внутренних, так и внешних инвестиций. Мы пригласили к участию как представителей нашего правительства — Аркадия Дворковича, Алексея Улюкаева, так и спикеров из таких стран как Китай, Бразилия, которые по своему профилю и восприятию инвесторами схожи с Россией. От Китая выступал глава фонда CIC, был также наш партнер — глава одного из крупнейших бразильских банков BTG Pactual. Это ключевые выступающие. Интерес большой, несмотря на то, что в Давосе достаточно широко обсуждаются доклады, экспертные оценки, показывающие, что мировые инвесторы во многом переключают свое внимание от развивающихся рынков к рынкам развитым, к рынку США. Но у нас есть основания быть достаточно оптимистичными и считать, что мы можем получить свою долю иностранных инвестиций. Обсуждалась также проблема, как сделать так, чтобы российские деньги не уходили, а оставались в России.
Прозвучали идеи или мысли насчет того, как снизить показатель оттока?
Андрей Костин: Говорилось много. Но на этом пути есть определенные проблемы. Думаю, что одна из задач — это необходимость четко определиться, какое место Россия займет в международном разделении труда, где та ниша, где Россия будет развивать производство, а затем сконцентрировать инвестиции именно на этих отраслях. Эту проблему надо четче понимать — каковы перспективные отрасли развития российской экономики? Тогда это действительно сможет серьезно повысить интерес иностранных и российских инвесторов к инвестициям. Недостаток инвестпроектов — одна из причин, почему инвестиций так мало. Есть и другие причины — сонный климат. Еще один важный момент (о котором я говорил ранее): для привлечения инвестиций в перспективные сферы экономики важную роль может сыграть решение руководства страны о том, что половина нашего Фонда национального благосостояния будет вкладываться в инфраструктуру. Сама по себе инфраструктура является привлекательной сферой вложения капитала. Плюс, это дает толчок к развитию других отраслей, что тоже окажет позитивное воздействие на инвестпроцессы.

Правда, изменения уже происходят. Все участники форума были согласны, что Россия сейчас по всем оценкам продвинулась вперед. По-разному оценивают, на сколько мест, но движение вперед с точки зрения рейтинга инвестиционной привлекательности налицо.

Вокруг ФНБ, Резервного фонда, бездефицитности бюджета сейчас идет активная дискуссия. Это серьезный вопрос нынешней экономической политики для России?
Андрей Костин: Задача бездефицитного бюджета в России была сформулирована, прежде всего, из-за того, что наш бюджет — государственные деньги. Он во многом формируется за счет доходов, полученных от экспорта нефти и газа. Именно в этом плане зависимость от колебаний этих цен и заставляет нас стремиться к тому, чтобы бюджет был не просто бездефицитный, но и чтобы накапливались большие резервы на случай серьезного падения цен на энергоносители. Конечно, если бы наша экономика была бы диверсифицирована больше, то нам и такие резервы не потребовались бы. Да и бюджет мог быть более дефицитным. Поэтому на эту тему можно много дискутировать. Но сверхжесткая бюджетная консолидация частично приводит к сокращению госрасходов, а расходы на инфраструктуру мы явно занижали многие годы. Россия мало тратила на инфраструктуру по сравнению с такими странами как Китай, Индия, Бразилия. Нам надо нагонять. Без инфраструктуры не будет экономического развития. Другое дело, что надо использовать функционально эти деньги, в основном полагаться на механизм государственно-частного партнерства. Это может существенно повысить объем инвестиций в дополнение к государственным.
Еще не могу не спросить — Аркадию Дворковичу на форуме публично, я думаю, пришлось комментировать, в том числе события на Украине. Я понимаю, что они не могли быть в официальной повестке, тем более российских мероприятий, но в кулуарах, в беседах с западными партнерами эти события обсуждаются?
Андрей Костин: Тему Украины, конечно же, обсуждают, к тому же телеэкраны полны картинок событий с Майдана. Я выступал на панели, где присутствовали руководители — президент Азербайджана, премьер-министр Грузии, вице-премьер Казахстана. Всем пришлось на этот вопрос отвечать. Мой ответ был такой: то, что мы видим со стороны западных СМИ, со стороны ряда государственных деятелей Запада – это попытки возложить ответственность за то, что происходит сегодня, на правительство, на руководство Украины, что совершенно необоснованно. Вообще, позиция некоторых западных политиков и СМИ абсолютно неприемлема, и ответственность, конечно, лежит на лидерах оппозиции — на боксерах и других ее участников. То, что сегодня происходит — это агрессивная политика, ведущая к кровопролитию — этого нельзя допускать ни в коем случае. Поэтому наша позиция очень четкая — мы поддерживаем Украину. Российское правительство в прошлом году одобрило план экономического содействия Украине. Это важный элемент, чтобы обеспечить стабильность в стране. Вопросы ассоциации с Евросоюзом не могут решаться путем насилия на Майдане, они должны решаться по Конституции.
Как раз в Давосе вы официально сообщили, что ВТБ проведет сокращение головного офиса и компании «ВТБ Капитал» — около 15%. Как правило, рынок на такие сообщения довольно негативно реагирует. Какие аргументы? Почему это происходит?
Андрей Костин: Мне кажется, рынок не должен негативно реагировать. Во-первых, дело в том, что мы сокращаем фонд оплаты труда — это не обязательно живые люди, это могут быть вакансии, выход на пенсию сотрудников, достигших определенного возраста. Плюс, я говорил о том, что есть процессы консолидации управления группой: вы знаете, что наша группа построена по принципу отдельных юридических лиц, и у нас есть довольно серьезный запас эффективности за счет того, что мы просто можем объединять ряд служб, что мы уже, частично, сделали. Например, у «ВТБ Капитала» и у ВТБ — единая служба персонала — HR.
Во-вторых, сегодня процесс сокращения издержек — это процесс, который происходит по всем мировым банкам, которые хотят повысить свою эффективность. К сожалению, перспектива экономить на ближайшие годы, 1,5-2% роста не позволяют говорить о том, что банки могут существенно наращивать свои кредитные портфели, существенно увеличивать свою доходность, маржу. Поэтому это самый оптимальный на сегодня путь. Плюс, есть серьезные дополнительные расходы, которые банки несут в связи с введением «Базеля III», и вообще, ужесточением регулирования со стороны Центральных банков. Это повсеместно — и в странах Европы, США. Поэтому сегодня абсолютно правильный путь — это повышение эффективности операций, которые мы делаем, и сокращение издержек. Сегодня — время худеть. По-моему, такую задачу ставит перед нами и правительство, и руководство страны. У нас в стране достаточно низкая производительность труда, в том числе, и за счет того, что у нас большие издержки. Поэтому повышение производительности труда за счет сокращения издержек — это наиболее эффективный путь развития бизнеса. Я не понимаю, почему он должен иметь негативную реакцию со стороны инвесторов.
Я так говорю, потому что я знаю из частных разговоров с людьми, которые в других банках работают, что в очень многих российских банках встал подобный вопрос — а) сокращение зарплат, б) сокращение кадров. Я знаю, что многие из них стараются это не афишировать, потому что опасаются, что это будет неким признаком не очень хорошего бизнеса.
Андрей Костин: Неправда. Мы так не считаем - это, во-первых. А во-вторых, мы не планируем сокращение зарплат. Что касается сокращения кадров, мы сокращаем их не везде. У нас сегодня есть развивающиеся бизнесы, прежде всего, розничный бизнес и др. У нас хорошо движется проект «Лето Банк» — он потребует новых кадров. Мы будем стараться перераспределять наши кадры, брать людей, которые уже работают в группе.
Раз уж мы заговорили вообще о банках, я хочу один вопрос задать. Я просто знаю, что, действительно, сейчас в той обстановке закрытия целого ряда банков — очень чувствительная тема у банкиров — насчет информации. Возможно, вы спокойно к этому относитесь, а многие частные банки проводят сокращения и стараются, чтобы об этом не знали.
Андрей Костин: Наверное. Я не думаю, что у кого-то возникнут сомнения в надежности банка ВТБ.
А в целом, как бы вы оценили тот уровень беспокойства, сокращения вкладов, особенно в банках не крупных, которые мы вследствие известных причин в конце года наблюдали? И степень нервозности понизилась? Потому что, честно говоря, она в конце года была очень высокой.
Андрей Костин: Если говорить об итогах года, то, в целом, вклады приросли не меньше, чем в 2012 году. Была нервозность какая-то осенью. Но, я думаю, что сегодня эта ситуация уже пройдена — это, во-первых. Во-вторых, то, что сейчас делает Центральный банк - это архиважный процесс. Мне кажется, что такая концентрация отъема лицензий вызвана тем, что в первом полугодии ЦБ просто не очень этим занимался. Мне казалось, что уходящий председатель, может быть, не хотел это делать перед уходом, потому что в целом по количеству отзывов лицензий какого-то безумия нет, просто они сконцентрировались на конце года. Плюс, действительно, эти банки оказались с достаточно большим количеством депозитов. Всемирный экономический форум в Давосе опубликовал отчет перед годовой встречей относительно состояния стран с точки зрения инвестиционного климата. И, в частности, одна из претензий к России — это все-таки — слабое доверие и состояние банковского сектора. Пока мы не очистим наш банковский сектор от плохих банков, не важно большие они или нет, мы не получим по настоящему устойчивый, надежный банковский сектор, способный действительно эффективно работать и развивать финансовые рынки. Поэтому задачу надо решать, и, слава Богу, что новое руководство за это дело взялось.

Мы столкнулись с этим жестко в 2011 году, когда увидели, что происходит в «Банке Москвы». Там проблемы другого масштаба. Там активы были — триллион рублей. А сейчас в банках максимальные активы — это десятки миллиардов, то есть абсолютно другой порядок был. Проблему пришлось решать. Это нужно делать обязательно для того, чтобы иметь хороший, надежный банковский сектор. Поэтому мне кажется, что зачистка должна идти дальше. Гражданам я бы посоветовал следующее: все-таки деньги зарабатываются большим трудом и, наверное, правильно было бы хотя бы минимально думать о том, в какие банки ты вкладываешь, а не просто гнаться каждый раз за большей цифрой.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию