16+
Суббота, 18 мая 2024
  • BRENT $ 84.00 / ₽ 7643
  • RTS1211.87
3 октября 2011, 15:51 МедицинаОбществоНаука
В фокусе: Запрос дня от Google

Профессору Стейнмену не хватило до «Нобеля» нескольких дней

Лента новостей

Нобелевскую премию по медицине присудили трем иммунологам, одному из них — посмертно. О кончине Ральфа Стейнмена 30-го сентября было объявлено через несколько часов после известия о его победе. Открытый профессором тип клеток продлил жизнь и ему самому — у ученого был рак

В начале 1970 годов Ральф Стейнмен открыл дендритные клетки. 40 лет спустя исследования в этом направлении продлили жизнь ему самому и принесли Нобелевскую премию  по медицине. Фото: AP
В начале 1970 годов Ральф Стейнмен открыл дендритные клетки. 40 лет спустя исследования в этом направлении продлили жизнь ему самому и принесли Нобелевскую премию по медицине. Фото: AP

В Стокгольме объявлением лауреатов в области физиологии и медицины открылась Нобелевская неделя, 110-я по счету. За исследования иммунной системы лауреатами стали работающий в США Брюс Бойтлер, Жюль Хоффман из Франции и посмертно — уроженец Канады Ральф Стейнмен. До получения самой престижной научной премии он не дожил нескольких дней.

Через несколько часов после объявления лауреатов Нобелевский комитет сообщил: он только что узнал о кончине этого ученого. Профессор Стейнмен умер 30 сентября в возрасте 68 лет. 4 года назад у него диагностировали рак поджелудочной железы. Если бы не иммунная терапия с использованием открытых Стейнменом почти 40 лет назад клеток, профессор вряд ли бы прожил и эти 4 года, говорится в сообщении университета Рокфеллера в Нью-Йорке, где работал Ральф Стейнмен.

«Достижения лауреатов революционизируют иммунологию. Бойтлер и Хоффман поделят половину премии за открытия, касающиеся активации врожденного иммунитета. Вторая половина присуждена Ральфу Стейнмену за его открытия дендритных клеток и их роли в адаптивном иммунитете», — говорилось в сообщении Нобелевского комитета при Каролинском медицинском институте, распространенном до известия о смерти Стейнмена. У человека врожденный иммунитет отвечает за работу приобретенного, или адаптивного иммунитета. Как поясняет Reuters, работа ученых привела к появлению новых вакцин от инфекционных болезней (так называемых терапевтических вакцин), выработке новых подходов в борьбе с раком и позволила точнее понять причины воспалительных заболеваний вроде ревматоидного артрита, при котором включение защитной системы организма приводит к поражению тканей.

Врожденный иммунитет помогает определить, как ребенок будет реагировать на ту или иную инфекцию, следовательно, можно избавить его от многих проблем, рассказала BFM.ru врач-иммунолог, руководитель клинико-диагностической лаборатории Московского областного НИИ акушерства и гинекологии Татьяна Будыкина. «Иммунная система охраняет весь наш организм. Исследования в этом направлении находят широкое распространение, в том числе в профилактике рака и борьбе со СПИДом», — прогнозирует Будыкина. Кроме того, возможно, удастся тормозить механизм старения путем блокировки отвечающих за него генов. «Кстати, одна из первых Нобелевских премий тоже была вручена за исследования в области иммунитета, ее удостоился наш доктор Мечников. Он открыл клетки, которые участвуют в иммунном ответе», — напомнила собеседница BFM.ru.

Следуя полувековой традиции, Нобелевский комитет до последнего момента держал в секрете имена как самих претендентов на премию, так и тех, кто их выдвинул. Утечек сродни прошлогодним, когда произошло беспрецедентное событие, не было. В 2010 году шведская газета «Свенска дагбладет» за несколько часов до объявления имени победителя в области медицины и физиологии распространила информацию, что им окажется «отец» искусственного оплодотворения британец Роберт Эдвардс. Так и произошло. После появления первого ребенка «из пробирки» в 1978 году благодаря разработанной Эдвардсом технологии на свет появились около 4 млн детей, говорилось в обосновании решения о присуждении англичанину высшей награды по медицине.

После утечки о победе Эдвардса Нобелевский комитет окружил свои заседания еще более плотной завесой секретности. Тем не менее, недостатка в прогнозах относительно того, кому достанется премия по медицине, в этом году не было.

Одним из самых точных считается метод, которым пользуются аналитики агентства Thomson Reuters. Они опираются на индекс цитирования. Чем чаще упоминают работу исследователя его коллеги и чем большим авторитетом он пользуется, тем вероятнее, что на этого человека обратит внимание и Нобелевский комитет. В последние годы эксперты Thomson Reuters ни разу не промахивались. Они отбирали трех наиболее вероятных победителей или исследовательских групп в четырех нобелевских дисциплинах (медицина, физика, химия, экономика; премиями по литературе и миру аналитики агентства не занимаются ). Но в этом году вышла промашка: фамилий Бойтлера, Стейнмена и Хоффмана в шорт-листе Thomson Reuters не оказалось.

Отправной точкой для другой категории прогнозов служат количество наград, уже полученных учеными за их открытие. Например, в этом году в списке наиболее вероятных кандидатов в нобелевские лауреаты фигурировали уроженец Канады Дуглас Коулман и Джеффри Фридман, открывшие лептин, гормон, регулирующий энергетический обмен. Предполагается, что его нехватка приводит к ожирению. За это исследование Коулман и Фридман получили уже несколько научных наград, в их числе престижную премию Ласкера, которую называют предвестницей нобелевской. Многие обозреватели сочли, что вручение Коулману и Фридману настоящего «нобеля» было бы логичным продолжением признания их заслуг в борьбе с ожирением, «болезнью века». Но и это правило не сработало.

Почему же ни один из методов не сработал? Открытия, которые удостаиваются нобелевских премий по медицине и физиологии, мало прогнозируемы, считает Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины и профессор кафедры управления и экономики здравоохранения факультета госуправления ВШЭ. «Нобелевский комитет всегда ищет что-то исключительное, чего вчера не было. Поэтому чаще всего предсказать, кто станет лауреатом, не получается», — сказал Власов в беседе с BFM.ru.

А вот бизнес оценивает перспективность той или иной технологии быстрее нобелевского комитета. В 2010 году, когда премия досталась Роберту Эдвардсу, клиники искусственного оплодотворения по всему миру зарабатывали на созданной им технологии около 9 млрд долларов в год. Разработчик магнитно-резонансной терапии сэр Питер Мансфилд был удостоен нобелевской премии лишь в 2003 году, хотя этот метод исследований получил широкое распространение намного раньше.

Что до терапевтических вакцин, появившихся в результате исследований нобелевских лауреатов этого года, то перспективный рынок растет почти на 120% в год. По оценке американской маркетинговой компании BCC Research, в 2010 году он составил 137 млн долларов, к 2014 вырастет до 3,1 млрд.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию