16+
Среда, 29 мая 2024
  • BRENT $ 84.96 / ₽ 7514
  • RTS1164.28
22 сентября 2011, 11:54 ОбществоПолитикаПерсоны

Валентина Матвиенко как вторая Екатерина II

Лента новостей

В связи с избранием Валентины Матвиенко спикером Совета Федерации наблюдатели отметили, что она стала самой высокопоставленной женщиной в России после Екатерины II

Избранная на пост спикера Совфеда Валентина Матвиенко формально стала третьим лицом в государстве. Фото: РИА Новости
Избранная на пост спикера Совфеда Валентина Матвиенко формально стала третьим лицом в государстве. Фото: РИА Новости

Разумеется, сравнение Матвиенко с самодержавной государыней уже вызвало иронические комментарии.

Спикер верхней палаты по конституции является третьим лицом в стране, но фактически по влиянию на происходящее не входит даже в первую десятку.

В 1990-х годах СФ состоял из губернаторов и глав законодательных собраний регионов и пользовался большим авторитетом. Авторы Конституции 1993 года задумали его как Земский Собор, представляющий не партии, а всю Землю Русскую, способный сказать свое веское слово и стабилизировать ситуацию в критический момент, например, в случае конфронтации между президентом и Думой.

Но в нулевых годах даже Дума «перестала быть местом для дискуссий». А Совет Федерации вообще превратился в орган, где заседают назначенцы назначенцев.

Важная политическая функция спикера Совфеда состоит лишь в том, что он автоматически становится и.о. главы государства, если что-то одновременно случится с президентом и с премьером. Но подобная вероятность исчезающе мала.

Большинство аналитиков ранее склонялось к мнению, что переезд из Петербурга в Москву стал для Матвиенко формальным повышением и фактическим понижением. На посту губернатора второго города России полномочий и возможностей у нее было больше. На бюрократическом жаргоне подобные ситуации описываются непочтительным, но метким выражением: «отфутболили на чердак».

С другой стороны, наблюдатели, по сути, правы. Только сравнение с Екатериной отражает не высокий статус Матвиенко, а незначительную роль женщин в российской политике.

«Век золотой Екатерины»

XVIII век в России называли «гвардейским», «галантным», а еще — «женским». С небольшими перерывами на скоротечные царствования Петра II, Петра III и годовалого Ивана VI, с 1725 по 1796 год страной правили, одна за другой, четыре императрицы.

При этом появление женщины на посту министра или губернатора было совершенно невозможно. Впрочем, так обстояло дело во всем мире.

Эпоха Екатерины оставила двоякую память.

С одной стороны, это было время исторического оптимизма, просвещения и культуры, военных побед, колонизации благодатного Причерноморья, обретения хотя бы дворянством европейских прав.

С другой стороны, период разгула коррупции и фаворитизма, когда поручики без каких-либо достоинств, кроме мужских, в мгновение ока становились полными генералами и владельцами тысяч крепостных душ. Можно представить себе, какими глазами смотрели на это честные офицеры, оттрубившие всю жизнь в гарнизонах, наподобие описанного в «Капитанской дочке», и отправленные в отставку майорами.

Хотя век Екатерины называли «золотым», сформировалось представление, что женское царствование — это плохо. Павел I издал закон о престолонаследии, действовавший до 1917 года, который отстранял женщин от трона. Поскольку все сменявшие друг друга императоры имели сыновей, проблема и не возникала.

Женщины в СССР

Коммунисты, особенно на начальном этапе, уделяли огромное пропагандистское внимание женскому вопросу и провозглашали равноправие женщин одним из главных «завоеваний Октября». В газетах регулярно публиковались очерки о женщинах-депутатах и женщинах-капитанах дальнего плавания. В райкомах партии считалось хорошим тоном держать даму на должности третьего секретаря, отвечавшего за идеологию и культуру.

При этом доля женщин в правящей элите была невысока. Сложилась негласная традиция, согласно которой «женской» считалась социальная сфера. Политика, промышленность, международные отношения, тем более, силовой блок, оставались почти чисто мужскими. Женщина могла быть директором швейной фабрики, но не машиностроительного завода.

Единственная известная советская женщина-дипломат — Александра Коллонтай.

Среди 229 человек, с 1917 по 1991 год входивших в политбюро и секретариат ЦК, женщин было лишь семь, и никто из них заметной роли не играл. Самая высокопоставленная и известная предшественница Валентины Матвиенко — секретарь ЦК, а впоследствии министр культуры Екатерина Фурцева.

Екатерина Фурцева 14 лет руководила творческой интеллигенцией, которая прозвала ее «первой леди ЦК». Фото: РИА Новости

Можно вспомнить также Надежду Крупскую, хотя она в высшие руководящие органы не избиралась и вошла в историю не столько как самостоятельный деятель, сколько как жена Ленина.

Никита Хрущев первым из советских вождей стал ездить за границу с женой и детьми. По воспоминаниям известного дипломата Олега Трояновского, в 1959 году бывшего личным переводчиком Никиты Сергеевича во время визита в США, это оказалось блестящим пиар-ходом с точки зрения завоевания симпатий американцев. Но внутри страны «семейные» поездки порождали раздражение и стали одним из обвинений в адрес Хрущева.

Не только мужские профессии?

Еще более сильную и, в основном, иррациональную нелюбовь вызывала Раиса Горбачева. Демократы считали ее ярым консерватором, а коммунисты — ярой «перестройщицей», но те и другие не сомневались, что она влияет на мужа плохо. Между тем политик Гавриил Попов, знавший семью Горбачевых не по кухонным разговорам, называл ее «выдающейся женщиной, настоящей шестидесятницей» и по роли в жизни мужа сравнивал с Софьей Толстой.

Раиса Горбачева вызывала у многих иррациональную нелюбовь. Фото: РИА Новости

В довоенные годы государство старалось продвигать женщин не столько в элиту, сколько в профессии, считавшиеся сугубо мужскими. Трактористку Пашу Ангелину популяризировали наравне со Стахановым. На плакатах рисовали миловидных, но мускулистых женщин-шахтеров, бодро идущих куда-то с песнями и с отбойными молотками на плечах. За всем этим просматривалось особо не скрываемое стремление заменить женщинами мужчин, призываемых в многомиллионную армию.

Вплоть до распада СССР неотъемлемым атрибутом городского пейзажа являлись «лимитчицы» в оранжевых жилетах, долбившие ломами асфальт или ворочавшие шпалы.

К концу советской эпохи широко распространилось мнение, что социальный прогресс заключается в том, чтобы обеспечить женщине возможность быть домохозяйкой.

Патриархальным настроениям способствовали товарный голод и «ненавязчивый» сервис. Считалось, что работать женщина, конечно, должна, но главное для нее не карьера, а семья, работу надо выбирать полегче и поближе к дому и после трудового дня лететь по магазинам и к плите. Немногочисленные женщины-директора и женщины-профессора общей картины не меняли.

Женщины в новой России

С приходом рынка положение российских женщин изменилось кардинально. По оценкам социологов, они не только сравнялись с мужчинами в профессиональном и карьерном отношении, но и превзошли их.

Изобилие товаров, еды, бытовой техники и всевозможных услуг резко понизили значение домашнего труда и выдвинули на первый план зарабатывание денег.

Женщины в целом быстрее и успешнее вписались в новые отношения. Большинство россиян объясняет это их житейским практицизмом и повышенным чувством ответственности за семью.

Лишь на высших этажах политики и бизнеса женщин по-прежнему почти нет.

На президентских выборах 2000 года Элла Памфилова была первой женщиной в истории России, которая баллотировалась на пост президента России и получила 1,01% голосов.

В 2004 году выдвигалась кандидатом в президенты России и Ирина Хакамада. Видимо, этого опыта ей хватило, чтобы уйти из политики.

«Мужики везде встали — не пройдешь!» — заявила Хакамада в одном из интервью, добавив, что «по назначению в России президентом может быть хоть женщина, хоть поросенок, а реально, со стороны общества — пока что нет».

Ирина Хакамада выдвигалась кандидатом в президенты России в 2004 году. Фото: РИА Новости

По данным опросов, избрание женщины президентом считают возможным и даже желательным в среднем 50-55% граждан. Но одно дело — допускать какую-то возможность теоретически, и совсем другое — сделать выбор в пользу конкретного кандидата.

В нынешнем составе Госдумы женщин — 65 из 450 депутатов, среди губернаторов (после ухода Матвиенко) — две, министров — три.

По данным Межпарламентского союза, на 31 декабря 2010 года Российская Федерация занимала 82 место среди 188 стран мира по представленности женщин в парламенте.

Доля женщин среди российских госслужащих составляет около 70%, но среди высших руководителей — лишь 20%.

Мировые тенденции

Впрочем, и на Западе, несмотря на десятилетия борьбы за женское равноправие, среди государственных мужей и топ-менеджеров женщин значительно меньше, чем мужчин.

Из мировых лидеров на память приходят Маргарет Тэтчер и Ангела Меркель, из колоритных политических фигур — Беназир Бхутто, Корасон Акино, Кондолиза Райс, Хиллари Клинтон и Юлия Тимошенко.

Президентами США и Франции женщины не избирались ни разу.

На сей счет имеются разные мнения.

Одни говорят, что так было и будет впредь, поскольку женщины якобы от природы более консервативны и менее агрессивны и амбициозны, настроены не на доминирование и достижение результата любой ценой, а на эмоциональное сопереживание, меньше способны к крутым и жестким решениям, которых требуют высшие руководящие посты.

Другие видят причину в массовых предрассудках и дурных традициях, которые следует изживать.

Третьи утверждают, что женщины именно таковы, какими их описывают, но это хорошо, поскольку они менее склонны к конфликтам и лучше понимают чаяния простых людей.

Важное поручение?

«Наше общество находится на пути к выздоровлению, и мы вплотную подошли к тому, чтобы поручать женщинам самые ответственные посты, исходя прежде всего из их профессионализма, деловых качеств. Нужно нам подумать над тем, чтобы и в правительстве появились новые представительницы прекрасного пола, и в других органах управления», — заявил в марте 2009 года президент Дмитрий Медведев.

Премьер Владимир Путин в 2007 году также выразил мнение, что «присутствие женщин у власти всегда делает ее более взвешенной и более дееспособной».

По практически единодушному мнению экспертов, быстрых перемен ждать не следует, тем более, что постепенность во всем — жизненная философия нынешней российской власти.

Однако избрание женщины на, пускай формально, третий по значению пост в государственной иерархии можно рассматривать хотя бы как обозначение позиции и заявление о намерениях.

Есть тут еще одно немаловажное обстоятельство. Беседуя с журналистами в день вступления в должность, Матвиенко сделала важное, а, пожалуй, что и сенсационное заявление.

«Думаю, что выборность членов Совета Федерации может быть осуществлена в следующем году», — сказала она.

31 августа с аналогичной инициативой выступил Дмитрий Медведев, хотя и не назвал конкретных сроков.

Восстановление политического представительства регионов путем превращения Совета Федерации в полноценный сенат на протяжении последних лет является одним из требований сторонников модернизации государственного устройства России, по их мнению, особенно актуальным в свете того, что губернаторы ныне фактически назначаются из Кремля.

В «инаугурационной» речи перед членами верхней палаты Матвиенко также говорила о намерении повысить ее роль и изменить порядок формирования, хотя не уточнила конкретные детали.

В свете этих заявлений нельзя исключить, что Кремль не просто переместил ее с одной должности на другую, но и намерен поручить важную миссию.

Если в председательство Валентины Матвиенко действительно произойдет реформа Совета Федерации, то она, конечно, не сравняется с Екатериной II, но останется в истории.

Артем Кречетников
Би-би-си, Москва

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию